Клиническая смерть

Что видят люди во время клинической смерти?

Клиническая смертьПожалуй, самый большой интерес у читателей и всех, кто интересу­ется данной темой, вызывает книга Раймонда Моуди «Жизнь после жизни» (1976). Он проделал огромную работу и был одним из пионеров в новой отрасли медицины, из­учавшей этот феномен.

В ноябре 1976 г. вышла в свет его книга на английском языке «Жизнь после жизни» с подзаголовком «Исследование феномена продолжения жизни после смерти тела», а в 1977 г. вышла его вторая книга «Размышления о жизни после жизни».

Раймонд Моуди собрал большой материал — более 150 рас­сказов. Также он приводит несколько историй болезни с описанием заболеваний, характера смерти и методов реанимации.

Во всех собранных им историях можно уловить общую мысль. За порогом смерти не начинается новое существование, а продол­жается прежнее. Перерыва в жизни не происходит. Рассказы о пе­режитом очень похожи, отличаясь друг от друга только в деталях. Удивительно, но люди разного возраста, разных профессий, нацио­нальностей, говорят об одном и том же. Это поражало всех учёных, занимавшихся этим вопросом.

Обычно человек, вышедший из тела, видел своё тело со стороны, часто сверху. Также он видел врачей и сестёр, старавшихся оживить его, и всё, что происходило вокруг.

Несмотря на правдивость и искренность, эти сообщения всё ещё не были доказательны, так как во многом они основывались на рассказах людей, прошедших через временную смерть. Не хватало объективной научной проверки — действительно ли существует этот, как его называют учёные, феномен продолжения жизни после жизни.

Исследования Михаила Сабома

Следующий шаг сделал доктор Михаил Сабом — профессор меди­цинского факультета в университете Эмори в США. Он врач-карди­олог, член Американского общества кардиологов и имеет большой практический опыт реанимации. Его книга на английском языке «Воспоминания о смерти» с подзаголовком «Медицинское исследо­вание» вышла в 1981 г. Он научно доказал, что сообщения о жизни после жизни — не выдумка, и что личность после смерти тела дей­ствительно продолжает существовать, сохраняя способность ви­деть, слышать, думать и чувствовать.

В принципе, доктор Сабом подтвердил то, о чём писали другие. Однако он собрал не только рассказы людей, переживших клини­ческую смерть, но и документально запротоколировал события, которые происходили в тот момент, когда пациент находился в со­стоянии клинической смерти.

Доктор Сабом собрал и опубликовал более 150 случаев, которые им проверены лично. Он сверял рассказы больных с историями бо­лезни, расспрашивал тех людей, которых видели и слышали его па­циенты, возвращённые к жизни, опять-таки сверяя показания тех и других.

Так, например, он проверял, действительно ли указанные люди находились в определённой комнате и в какое именно время. Он составлял точные протоколы с учётом места, времени, участников, произнесённых слов и т.д. Для своих наблюдений он отбирал только психически здоровых и уравновешенных людей.

К большому его удивлению, такая проверка полностью подтвер­дила существование феномена жизни после жизни. После смерти тела существование личности продолжается. Какая-то часть чело­века продолжает жить. Она видит, слышит, думает и чувствует, как и раньше.

44-летний мужчина перенес тяжёлый сердечный приступ с оста­новкой сердца. Для оживления пришлось применить несколько электрических шоков. Пациент наблюдал происходившее, находясь вне своего физического тела. Вот что он рассказывал после того, как к нему вернулось сознание.

«Я был как-то отдельно, стоял в стороне. Я не участвовал, а смо­трел безучастно, меня это не очень интересовало… Прежде всего, впрыснули что-то через резинку, которая там для вливаний… Потом они подняли меня и положили на доску. И тогда один из докторов начал бить по моей груди. Они раньше давали мне кислород — такая резиновая трубочка для носа, а теперь они её вынули и положили на лицо маску. Она покрывает рот и нос. Она для давления… Светло-зелёного цвета… Я помню, как они вкатили столик, на котором было что-то, как лопасти. И на нём был манометр, квадратный, с двумя стрелками. Одна стояла, а другая двигалась… Она двигалась мед­ленно, не прыгала сразу, как на вольтметре или других приборах. Первый раз она дошла до… между третью и половиной шкалы. И они повторили это, и она прошла больше половины, а на третий раз почти три четверти. Неподвижная стрелка дергалась каждый раз, когда они толкали эту штуку, и кто-то возился с ней. И я думаю, они её починили, и она остановилась, а другая двигалась… И были две лопасти с проводами от них, это как два круглых диска с ручками. Они держали в каждой руке по диску и клали на мою грудь. На ручке были маленькие кнопки… Я видел, как меня дергало…».

Врачи, которые участвовали в его реанимации, позже подтвер­дили этот рассказ во всех деталях.

Вот ещё один случай из его книги. 60-летний рабочий, который пережил остановку сердца, рассказывает о своих переживаниях.

Клиническая смерть и выход из тела«Умирая, я видел там моё тело, и мне было жаль бросать его. Я видел всё, что делалось. Я смотрел сверху и тихо поднимался всё выше.

Я всё понимал. Я видел моих родных в приёмном покое госпи­таля. Они стояли там — моя жена, мой старший сын, моя дочь, а также доктор. Не было никакой возможности, чтобы я был где-то там, меня в это время оперировали. Но я видел их и чертовски хо­рошо знаю, что я был там. Я не знал, что происходит и почему они плакали. А потом я пошёл дальше, я попал в другой мир».

Позже доктор Сабом расспросил жену и дочь своего пациента. Жена полностью подтвердила рассказ своего мужа. Дочь вспом­нила, что в это время они втроём были в комнате для ожидающих и разговаривали с лечащим врачом отца.

Состояние клинической смерти может наступить у человека и во время хирургической операции. Доктор Сабом описывает случай из своей практики. Его пациент был в состоянии клинической смерти, под глубоким наркозом, сердце его остановилось. Он был с головой укрыт простынями и не мог ничего видеть или слышать. Позже этот пациент описал свои переживания. Он видел во всех деталях опе­рацию на своём собственном сердце, и его рассказ соответствовал тому, что действительно происходило.

«Анестезиолог обезболил эту часть и вставил туда эту штуку (внутривенно). Я, очевидно, заснул, я ничего не помню, как они пе­ревезли меня из этой комнаты в ту, где оперируют. А потом вдруг я увидел, что комната освещена, но не так ярко, как я ожидал. Моё сознание вернулось. Но они уже что-то сделали со мной. Моя го­лова и всё тело были покрыты простынями. И тогда я вдруг начал видеть то, что делается. Я как бы был на пару футов над моей го­ловой, будто был ещё одной персоной в комнате. Я видел двух док­торов, как они зашивали меня. Они пилили грудную кость. Я мог бы нарисовать вам пилу и вещь, которой они раздвигали ребра. Она была завернута вся вокруг и была из хорошей стали, без ржав­чины.

Было много инструментов. Доктора называли их зажимами. Я удивился, я думал, что везде будет много крови, а её было очень мало. И сердце не такое, как я думал. Оно большое. Большое сверху и узкое внизу, как континент Африка. Сверху оно розовое и жёлтое. Даже жутко. А одна часть была темнее, чем остальное, вместо того чтобы всё было одного цвета. Доктор С. стоял с левой стороны, он отрезал кусочки от моего сердца, и вертел их так и этак и долго рассматривал. И у них был большой спор, нужно ли делать обвод или нет. И решили этого не делать. У всех док­торов, кроме одного, ботинки были в зелёных чехлах, а этот чудак был в белых ботинках, покрытых кровью. Это было странно и, по-моему, негигиенично».

Записи в операционном журнале полностью совпадали с фак­тами, приведёнными пациентом.

Конечно, рассказы вроде приведённых выше могут пока­заться просто выдумками. Однако факт остаётся фактом. Рай­монд Моуди и Михаил Сабом, которые работали над проблемой изучения жизни после жизни, не знали друг друга и проводили исследования отдельно, но результаты их наблюдений оказались схожими. Все они начинали свою работу, будучи скептиками. Они ожидали, что их исследования, скорее всего, покажут оши­бочность веры в жизнь после жизни. Но, к их чести, они были объективными учёными и не побоялись признать существование феномена жизни после жизни.

Самые смелые гипотезы специалистов разных направлений утверждают, что сознание человека совершенно не связано с мозгом, а лишь использует серое вещество как приёмопередатчик сигналов, передавая и проецируя мысли в поступки».

Ещё один довод в пользу существования реинкарнации и жизни после жизни. Причины появления родимых пятен ⇒

___

Данный материал взят из книги Полины Суховой «Твой выбор в большой игре». Любое использование текста на посторонних ресурсах — запрещается и преследуется по Закону.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.